СОЦИАЛЬНЫЙ ВЗРЫВ 1916 ГОДА В ХУДЖАНДЕ – КАК ЧАСТЬ СИСТЕМНОГО КРИЗИСА

  • 02.07.2018
  • 0
СОЦИАЛЬНЫЙ ВЗРЫВ 1916 ГОДА В ХУДЖАНДЕ – КАК ЧАСТЬ СИСТЕМНОГО КРИЗИСА

2016 год для историков был исторически знаменательным годом, потому что исполнилось 100 лет одному из крупнейших событий в истории центрально-азиатских народов, получившему название Восстание 1916 года.

СОЦИАЛЬНЫЙ ВЗРЫВ 1916 ГОДА В ХУДЖАНДЕ – КАК ЧАСТЬ СИСТЕМНОГО КРИЗИСА

Я занимаюсь изучением данной темы с 2010 года. В рамках проекта КИЦ “Айгине” я изучаю тему: «Социальный взрыв 1916 года в Худжанде – как часть системного кризиса (отношение власти и народа)». Моими партнерами-консультантами являются профессора Александр Моррисон (Англия) и Али Игмен (США).

На основе некоторых архивных материалов, обнаруженные в ЦГА Республики Таджикистан, я хочу обратить внимание на один момент, требующих отдельного исследования, — на внешний фактор. Одна из моих гипотез заключается в том, что в событиях 1916 года прослеживается   влияние панисламизма.

К этому времени относится одна из широких кампаний, когда-либо предпринятых панисламистами по распространению своих идей. Главари панисламистских и пантюркистских комитетов в Турции командируют во все страны мусульманского мира своих эмиссаров, поставив им задачу – детальное ознакомление с этими странами и изучение условий, форм и методов дальнейшей борьбы за политическое и религиозное объединение мусульманских народностей [ЦГА НКВД Таджикской ССР, ф.5, оп.1, дело 11, л.142. Секретное сношение Департамента полиции от 27 апреля 1914 г. № 170354].

В доказательство своей гипотезы я приведу следующий документ: «… Турецкое правительство командировало в Туркестанский край 15 эмиссаров персов из Азербайджана, для ведения в край панисламистской пропаганды, об оказании помощи Турции и объединении всех мусульман под владычеством Турции, как главы Ислама… Из числа эмиссаров агентура отмечает следующих: Абдуль Гафур, Аббас Али, Абдуль Хуссейн. Названные эмиссары уже появились в пределах края, разъезжают по городам, поселкам и кишлакам, и ведут агитацию среди туземного населения края, выдавая себя за докторов /хакимов/ или отчитывателей корана /озаимханов/. В случае надобности они предъявляют персидские паспорта, и полиция их оставляет в покое» [ЦГА РТ. Ф.1, оп. 6, д. 101, л. 18].

Агенты панисламистов проникали даже на театры военных действий. Так, некий Аскеров, родом из Азербайджана, был замечен на фронте, где он своими постоянными разъездами в районе театра войны, без видимой к тому надобности, навлекает на себя подозрение в занятии шпионством. Аскеров… 22 марта сего года (1916 г.) выбыл в Новую Бухару [ЦГА НКВД Таджикской ССР, ф.5, оп.1, дело 11, л.10].

В этом контексте интерес представляет еще один документ, в котором говорится, что “ <…> правы были и генерал-майор Н.С.Лыкошин, тогдашний военный губернатор Самаркандской области, и полковник Иванов, когда они утверждают, что восстание 1916 г. в Средней Азии было вызвано, наряду с другими причинами, также панисламистско-пантюркистской пропагандой, широко проведенной немецко-турецкой агентурой. Одновременно с ним, – утверждает там же полковник Иванов, – облегчалась возможность широкого паломничества в Мекку и сотни тысяч ходжей разносили по краю фанатические доктрины ислама и почерпнутые в Турции идеи панисламизма, вместе с описанием своих впечатлений о величии мусульманского государства» [ЦГА НКВД /Сборник материалов по истории восстания 1916 г. в Таджикистане, стр. l17].

Таким образом, несмотря на немногочисленность приведенных документов, я думаю, они дают нам возможность дальнейшего изучения точки зрения по влиянию внешнего фактора, а именно, панисламизма, через который турки старались реализовать собственные политические амбиции.

И.А. Мамадалиев,  доктор исторических наук,  профессор (Таджикистан), кафедра Всеобщей истории, Худжандский государственный университет имени академика Б.Гафурова.

 

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ЖИЗНЬ В «КОРЕННОМ» ТУРКЕСТАНЕ И СОБЫТИЯ 1916 г.

Моим научным консультантом в осуществлении проекта является профессор Катрин Пужоль из Французского института Центральноазиатских исследований.  В своем исследовании я изучаю и анализирую архивные документы из Российского государственного исторического архива (РГИА) и Центрального государственного архива Республики Узбекистан (ЦГА РУз) освещающие экономическую жизнь Туркестанского генерал-губернаторства (кроме Семиречья) в годы Первой мировой войны. Я с помощью профессора К. Пужоль пытаюсь понять экономические причины и последствия восстания 1916 г. на местную экономику. Также я попытаюсь понять экономическое поведение населения Туркестана во время восстания 1916 г. и после её подавления.

В начале XX  в. в Туркестанском генерал-губернаторстве, особенно, в Ферганской долине хлопок стал экспортным товаром, который обеспечивал местные хозяйства деньгами и вовлекал их в товарные отношения. Выращивание хлопка было дорогостоящим занятием, и поэтому местные производители – дехкане  были вынуждены брать ссуды у банков и ростовщиков. К 1914 г. в Туркестане действовало около 40 филиалов банков, которые активно инвестировали на развитие хлопководства, ирригации и инфраструктуры. Банки (Госбанк, Русско-Азиатский, Волжско-Камский, Азовско-Донской и др.) ссужали в основном крупных ростовщиков и местных хлопководов-богачей, те, в свою очередь, ссужали простому производителю. Порочная «цепочка» кредитования была выгодна банкам и посредникам. Банки пытались безуспешно наладить прямое кредитование, но незнание ими местной специфики и конкуренция ростовщиков тормозило этот процесс.

В годы Первой мировой войны (1914-1918 гг.) спекуляция и инфляция достигли небывалых размеров, что негативно отразилось на воспроизводство сельскохозяйственной  продукции. Несмотря на все препятствия и препоны со стороны имперской администрации, коммерческие банки увеличили кредитование крупных ростовщиков и фирм в Ферганской долине, которые «захватили» весь экспорт хлопка в центральный районы России. Чрезмерная консолидация крупных сумм в хлопковом секторе негативно отразилось на всей экономике Туркестанского генерал-губернаторства.

Исходя из моих наблюдений, я считаю, что экономические процессы в 1914-1917 гг. нужно трактовать как «множество историй» которое разворачивалось в «разнородном» (в экономическом плане) Туркестане. Исходя из этого я считаю: 1) Первая мировая война усилила интеграцию Туркестана в имперское пространство (спекуляция, инфляция); 2) спекуляция на рынках Ферганы, Самарканда и Ташкента увеличило количество денег у местного населения и тем самым оно откупалось от мобилизации на тыловые работы.

В своем исследовании я попытаюсь ответить на следующее вопросы: 1) можно ли объяснить события 1916 г. с точки зрения экономических процессов? 2) переселенческий вопрос и коррупция при наборе тыловых работников причина «восстания» 1916 г.?

Считаю, что я с моим консультантом профессором К. Пужоль дадим ответы на все поставленные вопрос в рамках этого проекта, а также напишем серию статей по этой проблематике.

Бахтиёр Алимджанов, к.и.н., независимый исследователь (Ташкент, Узбекистан)

 

 

Поделиться

Комментарии