КАК ЭТО НАЧИНАЛОСЬ: ИСТОРИЯ НАЧАЛА ОРТ В КР ( К 15-летию ОРТ в КР)

  • 13.12.2017
  • 0
КАК ЭТО НАЧИНАЛОСЬ: ИСТОРИЯ НАЧАЛА ОРТ В КР ( К 15-летию ОРТ в КР)
КАК ЭТО НАЧИНАЛОСЬ: ИСТОРИЯ НАЧАЛА ОРТ В КР ( К 15-летию ОРТ в КР)

Ишенгуль Болжурова, экс-министр образования и науки, доктор педагогических наук, профессор, заслуженный деятель образования

Министерство образования республики в условиях переходного периода, когда были разрушены связи в  образовательном пространстве  бывшего Союза, происходило деидеологизация образовательных организаций,  старалось сохранить  основные подходы к преподаванию предметов и дисциплин, на основе имплементации международных  инновационных технологий обучения и оценки уровня знаний, сформировать  национальную концепцию в образовательной политике страны. Исходя из этого,  в 2002 году была разработана и принята к реализации Концепция образования до 2010 года. Ключевыми звеньями данной  Концепции было определено последовательное соблюдение триединство целей обучения: высокое качество образовательных услуг; инновационные методы обучения; оценка уровня знаний. Что касается последней цели, то наряду с локальной (школьной) оценкой  знаний создавалась институциональная система независимой оценки на национальном уровне. Созданный в 1993 году Национальный центр тестирования только за десять лет провел через обязательное тестирование более 10 тысяч учащихся, а на основе добровольного – 70 тысяч выпускников школ.

КАК ЭТО НАЧИНАЛОСЬ: ИСТОРИЯ НАЧАЛА ОРТ В КР ( К 15-летию ОРТ в КР)

Другой формой оценки знаний на национальном уровне стал мониторинг знаний учащихся. В 2002 году был проведен мониторинг знаний учащихся начальной школы, а в 2003 году учащихся основной школы по предметам естественно-математического цикла. Результаты показали необходимость повышения качества обучения и продолжение практики внедрения независимой оценки знаний учащихся. Добавлю, что мы совместно с областными администрациями провели ряд выездных коллегий Министерства образования  в Таласской, Иссык-Кульской, Нарынской, Чуйской, Ошской, Баткенской областях, где представляли результаты срезов знаний учащихся каждой из  областей.  Происходили бурные обсуждения, местная администрация  совместно с районными отделами образования, директорами школ при методической поддержке Министерства, намечали планы и пути выхода из сложного положения с низкими показателями знаний учащихся. К чести губернаторов того времени, все они поддержали принципиальную и объективную позицию Министерства по части —  необходимости совместных действий  в повышении качества обучения  в каждой школе области, а также последовательного  контроля  за  исполнением принятых решений на  совместных коллегиях. Особое значение приобрело   повышение ответственности директоров школ за уровень знаний своих школьников.  Проблема качественных знаний школьников была  актуальна, еще   требовалось  выработка  единых измерителей оценки знаний учащихся.

В 2002 году  в стране по инициативе Министерства образования и культуры  республики начался эксперимент по внедрению Общереспубликанского тестирования. Целями были – осуществление независимого объективного тестирования выпускников средних школ, желающих  получить  государственный  образовательный  грант для обучения на бюджетной форме  в высших учебных заведениях республики; преодолеть коррупцию при поступлении в вузы; создать относительно единый подход к оцениванию знаний и умений, навыков учащихся. Финансовую и методическую помощь и поддержку оказало  правительство США в лице Агентства по международному  развитию ЮСАИД. Ими был запущен проект «Общереспубликанское тестирование», исполнение проекта было поручено Американским Советам по международному образованию АКСЕЛС.  Одной из конечных целей проекта было создание независимой тестовой организации в Кыргызстане, которая смогла бы в дальнейшем самостоятельно проводить ОРТ. Опережая события, отметим, что в дальнейшем была организована независимая тестовая организация «Центр оценки в образовании и методов обучения», которая работает в партнерстве с АКСEЛС около  пятнадцать   лет.

КАК ЭТО НАЧИНАЛОСЬ: ИСТОРИЯ НАЧАЛА ОРТ В КР ( К 15-летию ОРТ в КР)

В июне 2002 года был издан указ Президента о проведении ОРТ в Кыргызстане. Автору данной статьи пришлось внедрять этот вид оценки знаний и логического мышления, что называется на марше. Мое назначение на пост министра образования состоялось в середине июня 2002 года.  Некоторые инициаторы ОРТ, по его результатам  предполагали: «дифференцировать сильных и слабых абитуриентов, предоставив сильным доступ к высшему образованию, независимо от региона их проживания и социального происхождения» (1).

Итак, 30 июня  я и мои коллеги по Министерству  всячески способствовали и  поддержали  проведение АКСЕЛС  тестирования выпускников. После тестирования выпускников,  стояла задача разработать методику приема. Если следовать вышеприведенной логике некоторых исполнителей проведения ОРТ, то следовало рассмотреть процесс оценки и отбора в вузы,  в целом по стране, независимо от географии, социального происхождения.   При внимательном анализе состояния образования в республике,  мы пришли к выводу, что  вроде внешне  логический и  автоматический подход к этой важнейшей, приобретающий политическую окраску, процессу – методологически не корректный и социально не справедливый. В первую очередь, при таком упрощенном подходе в неравных условиях оказывались выпускники сельских школ. О выраженном неравенстве в результатах образования в зависимости от региона, географического расположения, языка обучения, говорилось не раз. Тем более сельская школа отставала  и отстает  как по уровню квалификации учителей, так же по не равному распределению и доступу к образовательным ресурсам – как учебники, компьютеры, технические и лабораторные оборудования, новые технологии и инновации в образовании,  от городских школ.  И это не вина сельских детей. Тем более, что в середине 90- годов ХХ века из школы ушли большое количество преподавателей, особенно учителей,  преподающие  естественные предметы. И было очевидно, что в конкуренции за бюджетные места, сельские выпускники отстанут от городских, особенно выпускники кыргызкоязычных школ, где катастрофически не хватало учебников, методических пособий на кыргызском языке. Вот такие не равные стартовые позиции могли негативно отразиться на будущем страны, оголив село тонкой культурно-интеллектуальной прослойки,  если формально идти по пути рекомендации западных советников и наших «реформаторов».

Мне, как бывшему ректору Бишкекского гуманитарного университета, проблемы сельской школы были очень хорошо известны. Именно поэтому в 2000 году я была инициатором общереспубликанского движения помощи сельской школы. В БГУ на зимних каникулах организовывали   повышение квалификации учителей средних школ, в областях на базе двух-трех школ, которые стали для нас опорными – группа преподавателей БГУ проводили курсы повышения квалификации учителей по районам. По мере возможности мы,  из своих фондов, выделяли школам учебную литературу, компьютеры, помогали в проведении предметных олимпиад. Так что, в каком положении находилась сельская школа и сколько там талантливых учеников – мы знали не понаслышке. Забегая вперед, скажу, что став министром образования, инициировала большой проект «Сельская школа», данный проект был обсужден  со всеми губернаторами республики, дополнен, принят Правительством Кыргызстана. Во Всемирном банке  в 2003 году сама представила и  защищала  этот  проект. Впервые в истории образования республики,  Всемирный банк  поддержал этот проект и выделил в  форме  гранта республике  15 млн. долларов  США.

Итак, по результатам  первого проведения ОРТ нужно было разработать иную методику отбора, ибо заказчиком  ОРТ формально выступало Министерство образования и культуры.  Перед нами  стояла актуальная задача — дать возможность талантливым детям их социально незащищенных слоев, особенно сельских, где уровень бедности доходил до 60%, учиться на бюджетной основе в вузах республики. Сужение возможностей  учебы на бюджете сельской молодежи, могло привести не только к резкому социальному неравенству, которое и так существовало, но и к общественной нестабильности и уменьшении возможности учиться на бюджетной форме обучения представителей титульной нации. Что, рано или поздно могло привести к росту националистических проявлений.

Наша команда, состоящая из специалистов всех уровней образования,  проработала несколько вариантов  приема по результатам общереспубликанского тестирования. После обсуждений, я рекомендовала рассмотреть возможность квотирование бюджетных мест по процентному соотношению: из общего количества принявших участие в ОРТ ( их было 13 607 выпускников) рассмотреть сколько учащихся в 2002 году окончили  сельские школы, сколько —  городские, сколько — школы в поселках городского типа. В процентном соотношении,  почти 80% выпускников, окончили сельские школы. Было предложено, чтобы конкуренция по баллам была  среди выпускников сельских школ отдельно, среди городских –отдельно. При этом почти 80% государственных грантов на бюджетное обучение мы передали выпускникам сельской школы. Также были выделены квоты на круглых сирот и инвалидов, а также участников  Баткенских военных событий. Позже в 2003 году мы выделили и определенное число бюджетных мест для этнических кыргызов, проживающих в дальнем и ближнем зарубежье.  Всем прошедшим ОРТ с хорошими пороговыми баллами, предлагалось на  выбор 5 вузов и три попытки, участия в конкурсе. Министерство четко и последовательно следило за чистотой проведения данной компании, особенно при зачислении в вузы. Объективность и открытость  проведения данной компании была важна не только как показатель позитивных изменений в образовательной политике, но и как важная политическая компания по преодолению коррупции в системе образования.

Таким образом, после продолжительных коллективных обсуждений, дискуссий, доработок, я как инициатор нового подхода к отбору, и в качестве руководителя Министерства взяла на себя ответственность и объявила в СМИ о принципах отбора, прошедших общереспубликанское тестирование выпускников школ и суть квотирования для обучения на  бюджетной  основе в вузах республики. Более того,  была организована республиканская комиссия по проведению приема и зачисления в вузы по результатам ОРТ, в состав комиссии включила  представителей ЮСАИД, Жогорку Кенеша, СМИ, общественных организаций – для проведения  открытой и объективной оценки, отбора  и приема  в  государственные вузы республики.

Наше начинание было встречено в «штыки» некоторыми заинтересованными лицами, обвинивших меня и мою команду в «консерватизме». Они достучались до Президента. Меня вызвали к Президенту.  Разговор, вернее, монолог,  был на повышенных тонах, меня обвинили в искажении сути тестирования, которая заключалась, по его словам, в том, что набравшие большее количество баллов,  должны учиться на бюджете в государственных вузах страны. Я ответила, что это правильно и логично в стабильно развивающихся  странах, где школы независимо от места расположения, национального состава, имеют одинаковые материальные, технические, кадровые  возможности давать хорошие и конкурентные знания ученикам. У нас же при таком подходе – с применением «ножниц» и формального подхода,  пострадают дети из сельской местности  и социально не защищенных семей. Им практически будут закрыты двери бюджетного обучения и получения высшего образования. А кто тогда поедет в село —  поднимать экономику, культуру, образование сельских жителей, а их больше половины республики? Подробно рассказала о преимуществах квотирования  и подходах к приему студентов по новой схеме через ОРТ. Что суть отбора не меняется в принципе – только конкуренция будет среди равных: сельские выпускники с сельскими; городские выпускники – с городскими. В конце встречи Президент поблагодарил меня и мою команду за творческий и политически верный подход к новым формам оценки знаний и приема на бюджетную форму обучения выпускников школ Кыргызстана.

В тех 2002-2003 годах, около 80% поступивших на бюджетную форму обучения в вузы республики, составила молодежь, окончившая школу в селе. И это было правильно.  Сегодня, я не сомневаюсь, да и  время показало, что наш подход был единственно правильным. Многие сельские ребята,  благодаря государственной поддержки, окончив вузы, добились больших успехов на  государственной службе, бизнесе, в социально-экономической сфере жизнедеятельности страны,  достойно представляют Кыргызстан —   за рубежом.  Основой и стержнем нашей страны всегда было и останется село.  «Ааламга кетчу жол – айылдан башталат», так говорится в кыргызской пословице: « Дорога в космос – начинается с села». Да, для большинства населения страны   с  села начинается Родина. Мы же делом и творческим подходом,  помогли нескольким тысячам, способной сельской молодежи   — получить высшее образование на бюджетной основе, которые , в свою очередь, помогают и поднимают экономику, социально-культурную, духовную жизнь нашей страны.

Наши соотечественники, этнические кыргызы,  проживающие за рубежом, также почувствовали заботу и внимание со стороны исторической Родины.

Так начиналось….

 

ЛИТЕРАТУРА

  1. И.П.Валькова, К.В.Титов. Общереспубликанское тестирование и процесс зачисления в высшие учебные заведения Кыргызской Республики в 2004 году. – Бишкек 2004, с. 2.
Поделиться

Комментарии