ЧТО-ТО НЕ ТАК РЕБЯТА

  • 22.09.2020
  • 0
ЧТО-ТО НЕ ТАК РЕБЯТА

За годы службы полковник милиции в отставке Анарбек Абдиевич Ибраимов ни разу не применил оружие. В него же, самого, стреляли не единожды. Первый раз при задержании мерзавцев, возглавляемых бывшим сотрудником милиции Домброновым открывшим стрельбу. Милиционерам пришлось применить оружие. В ходе перестрелки главарь банды, на счету которой числились десятки уголовных деяний (грабежи, изнасилования, рэкет и убийства), был ликвидирован.

ЧТО-ТО НЕ ТАК РЕБЯТА

 

Настольной книгой была «Сержант милиции»

Родился А. Ибраимов во Фрунзе в семье служащего. Его отец Абдый из семьи табунщика, участника Великой отечественной войны. С боевыми товарищами по 3-му Белорусскому фронту он закончил войну в Германии на реке Эльбе. Вернувшись в Кыргызстан, работал на различных партийных должностях, много лет руководил киностудией «Кыргызфильм «. Несмотря на это своего старшего сына хотел видеть военным.

ЧТО-ТО НЕ ТАК РЕБЯТА

— До армии я много читал историку, детективы, самиздаты. Настольной книгой у меня была — «Сержант милиции». — вспоминает Анарбек Абдиевич. — Наш сосед, дядя Саша был старшиной милиции. Ходил он всегда милицейской форме, в сапогах и с портупеей. Постоянно строгий и подтянутый. На перекрестке улиц, недалеко от школы, я часами наблюдал за работой регулировщика ГАИ, который тоже всегда был подтянут и строг. Люди в форме мне всегда нравились.

 

Посвящение в опера

После армейской службы на Байконуре, Анарбек по рекомендации комсомольской организации воинской части и наставлению отца, поступил во Фрунзенскую среднюю спецшколу милиции МВД СССР. После её окончания в 1982 году был направлен участковым инспектором отдела уголовного розыска Первомайского района г. Фрунзе. Вместе с коллегами-операми раскрывал свои первые преступления — хулиганства, кражи, разбои и пр. Вскоре Ибраимова окончательно «затянули» в УгРо.

ЧТО-ТО НЕ ТАК РЕБЯТА

С особой теплотой вспоминает Анарбек Абдиевич своих наставников: Владимира Николенко, Бориса Сирик, Виталия Чернецкого, которые учили как общаться с преступным элементом, как их «вызвать на разговор». Не последнюю роль играло умение заводить уголовные дела, работать с агентурой, обрабатывать их сообщения. Всё на практике. При работе с ними денег не жалели. Они, агенты, реально помогали в разработке организованных преступных групп (ОПГ). Платили изрядно. За агентурные разработки ОПГ наш герой ежеквартально получал денежные премии, а в 1987 году был признан лучшим оперативником столичного Управления внутренних дел столицы   (победитель «Вахты 70-летия Октябрьской революции»).

— День и ночь работали в те дни. — вспоминает А. Ибраимов. — Людей мало было, но тем не менее, обслуживали центральную «зону» г. Фрунзе. Нас оперов шестеро было. Затем нам следователей дали, разместились в детском саду. Потом на этом месте городской опорный пункт организовали. После распада Союза ССР, как грибы после дождя, стали повсеместно создаваться дерзкие оргпреступные группы, совершавшие тяжкие преступления против граждан и их имущества. Они «бомбили» кооперативщиков, торгашей и спекулянтов, пытавшихся как-то выжить в перестроечное время.  Не простые были эти 90-е и нулевые. Озлобленность, неустроенность, неуверенность в завтрашнем дне. Всё это, только усложняло работу оперативных служб. За все годы службы в органах правоохраны я ни разу не применил боевое оружие. В меня же стреляли несколько раз.

 

Судьбоносные дни перестройки (этажи, кабинеты и столы)

В начале девяностых наш герой был направлен на службу в Межрегиональное управление (МРУ) МВД СССР по борьбе с оргпреступностью. милиционеры этого подразделения совместно с кыргизскими коллегами как могли пресекали деятельность как «своих» ОПГ, так и гастролёров из стран ближнего зарубежья. К примеру, довольно успешно закрыли «катал» из Закавказья, которые с помощью «кукол» (фальшивых денег) обманывали продавцов иномарок. Не менее успешно оперативники пресекли деятельность преступных групп- «братьев Межидовых», «Осмоновых» и банду «Домбрунова». На счету этих бандформирований десятки резонансных преступлений

После распада СССР почти все оперативники Межрегионального управления влились в состав МВД Кыргызстана. В созданном «Отделе по борьбе с организованной преступностью» (ОБОП) Ибраимова назначили замом начальника. Позже уже полковник милиции А. Ибраимов возглавил   отдел по противодействию угонам автотранспортных средств. Работая энергично и вдумчиво, опера этого подразделения вскоре раскрыли порядка двадцати фактов хищения личного имущества, а также пресечена деятельность гастролёров из Алма-Аты.

К сожалению, не все гладко, бывало, и в рядах сотрудников правопорядка. Нет, нет да выявлялись должностные преступления. Назрела необходимость создания ведомственного подразделения, сотрудники которого занимались бы борьбой с подобными «издержками власти». Возглавить отдел по розыску правонарушителей в части превышения полномочий было предложено А.Ибраимову.

Не менее острым и востребованным в ведомстве был вопрос активизации агентурно-оперативной работы. Это, издавна созданное и проверенное в работе подразделение, было предложено возглавить нашему герою. Последние годы службы в центральном аппарате ведомства полковник Ибраимов осуществлял контроль за деятельностью низовых подразделений в части непростой работе с агентурой. Терпеливо и вдумчиво оказывал содействие коллегам в разработке преступных эпизодов с помощью конфидентов.

 

Что-то не так ребята

Заканчивался наш разговор «по душам» на грустных нотках. Что-то угнетало отставного полковника милиции. Что-то не договаривал. А может и не хотел этого душевного разговора вовсе. Растравил видимо ему душу. Не скрывая эмоций Абдиевич, стал рубить. Едва ли не с плеча…

— Казалось бы обыденная, рутинная работа. Не чурались мы её. И черновой работы не чурались. — вспоминает полковник Анарбек Абдиевич. — Втягивались в неё. Она тебя настолько захватывала, что другой службы и не представляли. Если работу свою любишь, она не может идти в нагрузку. На молодых оперов порой сейчас смотрю, им служба как в нагрузку. Со стороны видно, что к работе их не тянет. Такое ощущение, что они живут одним днем. Преемственности нет. Раньше, как было, если опер в звании капитана, то он учит «молодого» как надо поступать в том или ином случае. По 5—6 лет сидит на этой «зоне». Он всех знает, как свои пять пальцев. Учат друг друга. Старший учит младшего. Сейчас же опера меняются часто. Некому свой опыт передать. Не могут заинтересовать, затянуть в работу. Я 10 лет проработал в Первомайском райотделе милиции. Никуда не хотел идти. Хотелось сидеть и работать. Чувствовал себя хозяином в районе. По городу уже чувствовал себя хозяином. Вот было время. В коллективе воспитываешься и коллектив воспитывает тебя. Живёшь, работаешь — в тебя всё это закладывается. Иногда смотришь опера по району ходят в шлёпанцах на босу-ногу, в шортах. Ужасное зрелище. Что-то не так ребята! Разве можно себе такое позволять. Ты же представитель исполнительной власти! Ты же на виду у соотечественников. Подобные оперуполномоченные даже с людьми разговаривать не умеют. Мне, стыдно за таких представителей УгРо…

Сергей Сячин

Фото автора

P.S.  Своего брата Канатбека Ибраимов-старший убедил тоже посвятить свою жизнь службе в органах правопорядка. После окончания спецшколы МВД СССР и, начав службу старшиной милиции, он завершил её полковником. Имеет правительственные награды. Самый младший из Ибраевых, Эрмек, закончив Кыргызгосуниверситет, по сей день работает юристом.

 

Поделиться

Комментарии