ВОПРОСЫ ГЕНДЕРНОГО РАВЕНСТВА И СОВРЕМЕННОЕ ОБРАЗОВАНИЕ

  • 08.04.2020
  • 0
ВОПРОСЫ ГЕНДЕРНОГО РАВЕНСТВА И СОВРЕМЕННОЕ ОБРАЗОВАНИЕ

В соответствии с новой стратегией образования перед изданием новых учебников специалисты будут проводить антидискриминационную и гендерную экспертизу. Процедура и Методология экспертизы была утверждена Приказом Министра от 16 сентября 2019 года. Также в рамках Проекта Развития Сектора: Укрепление системы образования было создано пособие для авторов, экспертов и школьных работников на тему гендера в образовании.  Мы побеседовали с профессором кафедры психологии АУЦА, экспертом ПРСУСО Ниной Багдасаровой.

ВОПРОСЫ ГЕНДЕРНОГО РАВЕНСТВА И СОВРЕМЕННОЕ ОБРАЗОВАНИЕ

— Нина Ароновна, расскажите почему важно освещать вопросы гендерной тематики?

— В обществе есть такая легкомысленная позиция по поводу гендера еще с советских времен — что у нас не Иордания, не Арабские Эмираты, у нас не угнетают женщин, у нас тут все в порядке, женщины учатся, работают и т.д. Но у нас так, во-первых, не во всех регионах страны, а во-вторых, это уже, в принципе не так — это не так во всем мире, не только у нас.  Мало кто связывает изменившуюся экономическую ситуацию с тем, что сейчас называют консервативным поворотом-возвращением к традиционным семейным ценностям, однозначно патриархальным.  Сегодня многие политики взяли их на вооружение и отчаянно их проповедуют. Они говорят, что современный мир утратил «истинные» ценности и смыслы , и что людям уже нечего искать, кроме погони за удовольствиями, что одобряется разврат и т.д. Это значит, что семейные ценности – помогут вернуть смысл жизни, получать моральное удовлетворение, быть счастливым, потому что занимаешься семьей , а значит —  хорошими и правильными вещами. Но на самом деле, это обман и очень удобная иллюзия. Это выгодно политикам потому что тесно связано с экономикой. Это означает, что государство не хочет брать на себя обязательства по поводу вашего социального обеспечения, обеспечения ваших детей, ваших стариков: семья — это превыше всего! И вот,  люди жилы рвут, чтобы обеспечить семью.  Правда в том, что политики одной рукой проповедуют эти ценности, а другой — сокращают все социальные программы, и поддержки семьям никакой нет. С точки зрения гендера, это плохо как для женщин, так и для мужчин. Безработица растет во всем мире, сокращаются все защищенные рабочие места. Еще 30 лет назад, ты получал работу, работал, зная, что старость у тебя будет обеспеченной. Сейчас же во всех странах, включая так называемые «развитые страны», молодежь абсолютно не чувствует никакой защищенности. Сейчас все работают по краткосрочным контрактам, никто тебе ничего не гарантирует, у тебя нет отпуска, у тебя, возможно, не будет пенсии. Никто не знает, что с вами будет через какое-то время. И никто эту ситуацию экономически исправлять не собирается. Мы обречены выживать в таких жестких условиях. И говорить, что гендер не важен — это жестокий обман. Точно такой же, как и тот, что семейные ценности нас,якобы,спасут. Во-первых, огромная нагрузка ложится на плечи мужчин. Если ты не можешь обеспечить семью – это, как минимум, стресс, что может породить ряд проблем.Но увеличивается и нагрузка на плечи женщин – семья не выживет, если работает только кто-то один, а значит женщина вынуждена будет работать и, как всегда заниматься домом. В отсутствии детских садов, она будет работать на дому, дистантно, брать детей с собой, торгуя на базаре – выкручиваясь,  любым способом.

Поэтому проблемы гендера, особенно сегодня, касаются не только женщин. Женщины просто находятся в более уязвимом положении, а тут еще добавляется эта парадигма, где они должны хранить семью и так далее. Из-за этого они могут не доучиться, могут быть не допущенными к работе, не сделать карьеру, то есть остаться без нормального заработка и зависеть от мужа. Если же они работают и делают карьеру, то тогда они несут тяжелую двойную нагрузку, потому что никто не собирается их освобождать ни от того, ни от другого. Если оба человека в семье работают, у мужа тоже масса своих проблем, но на него традиционно забота о семье не ложится, а  на жену ложится! Жена, возможно, работает не меньше него, но она еще и дома работает. Чрезвычайно важно с раннего детства вот эти традиционные стереотипы о семейных ролях, если уж не разрушать сразу и совсем, то хотя бы, по возможности  быстро, заменять на более позитивные, которые связаны с равенством в семье.

— Конкретнее? Можете привести примеры?

У нас в учебниках, особенно для младших классов, полно картинок, где бабушка сидит и вяжет, дедушка смотрит телевизор, мама накрывает на стол, а дети кому-то из родителей помогают. Это такая идеальная картинка. Я работала с авторами и дизайнерами учебников, и они спрашивают: «Что в этом плохого»? Ответ: «Это плохо потому, что это не существующая в реальности картина, но из-за этих картинок люди продолжают к этому стремиться». Они возражают: «Да, конечно! Это же прекрасно – дети должны знать, как это в идеале, как это должно на самом деле быть!»  Это не прекрасно – это ужасно, это прямой обман маленьких детей, который всерьез думают, что вот так семья и должна выглядеть. И по мере того, как они растут они только видят, что у их родителей семья «неправильная», и у их друзей семья неправильная, и у них самих, вполне, возможно она будет «неправильная», хотя они изо всех сил будут стараться соответствовать несуществующей картинке.  Надо честно признаться самим себе — не будет такого уже. Не все бабушки и дедушки уже сегодня сидят дома. На многих из них ложится груз смотреть за внуками, правнуками, потому что родители с утра до вечера на работе, или, вообще в миграции. Если мама осталась дома следить за детьми и стариками, картинки подтверждают, что это именно женский труд, труд мамы стирать, гладить, убирать, укладывать детей. Девочки внутренне соглашаются с этим, а мальчики подспудно растут с ощущением, их дело — это иногда забор починить или проводку, и то — не каждый день. В этом смысле эти картинки не хороши.И это тоже в какой-то мере унижение женского достоинства. Почему? Потому что женщины не могут пойти с молотком и что-то там сделать. Необходимо продвигать более равное участие во всех сферах семейной жизни. Например, в начальной школе все вокруг дома построено. Нужно построить идею. И мальчики и девочки, мамы и папы заняты примерно одинаковыми вещами. Иначе очень сложно выживать. Очень важно, чтобы с раннего детства формировалось такое отношение, что нет ничего страшного в том, что мальчик вымоет посуду или будет шить что-нибудь.

Люди — они же не автоматы. Мало ли у кого какие наклонности. За счет того, что с детства их задвигают в такие стереотипные ниши, многие мальчики и девочки в будущем не раскрывают свои способности. Все из-за этого смутного неодобрения. Может быть, никто особо и не скажет, но и не поддержит.

Маленькие дети не будут выступать против неписаных законов. Это один обман. А второй популярный заключается в том, что в патриархальных семьях есть естественное такое разделение ролей: мужчина всегда кормилец, он охраняет. А женщина должна быть хранительницей семейного очага и сидеть дома, но даже если клетка и золотая, не каждая ее выдержит, это надо иметь к этому предрасположение. Если каким-то женщинам это нравится, то почему бы и нет. Но их труд тоже должен оплачиваться. Они растят детей, обеспечивают мужу-кормильцу возможность зарабатывать. Это тоже очень нелегкая работа и никем особо не оцененная. Сейчас во всех семьях оба работают. Потому что выжить сложно, а если еще и пожилых родителей обеспечивать надо? И остается такое неравноправное деление обязанностей. Еще у мужчин некоторых есть такое: «Вот я о ней забочусь, она такая хрупкая». Это доброжелательный такой сексизм. Есть негативный сексизм – что женщины-феминистки не хотят дома сидеть, и у них куча разных грехов, а есть такой доброжелательный – женщины это наши подруги, это матери, нужно их оберегать, нужно защищать, они такие хрупкие. Вот такое отношение кажется совершенно безобидным. Но вот у нас, например, в университете было исследование, где враждебный сексизм и доброжелательный и, скажем, Джалал-Абадская область, где самый высокий у нас уровень семейного насилия. Они обычно очень тесно взаимосвязаны. Если вы считаете женщину хрупкой, вы ее по определению считаете ниже себя, и как бы вам через секунду не пришло в голову ее убить. Через секунду вы можете ей сказать «сиди, молчи» и унизить, сказать «ты ничего не соображаешь, твое дело — вон тарелками греметь», хотя завтра он может принести цветы, поддержать. В этом смысле — это другой обман. И он тоже в системе образования. Мальчикам говорят: вот нужно девочек защищать, это хорошо. А мальчиков, что, не надо защищать? А если девочка на мальчика нападает, сейчас это не редкость, тогда как быть?  Мальчики не плачут, мальчики не могут девочкам сдачи дать. Вроде бы это такой вызывающий вопрос. На самом деле, это тоже некоторое продвижение неравенства. На мальчиках сказываются и негативные и позитивные аспекты этих процессов. Мальчикам запрещено чувствовать, мальчикам запрещено плакать. Девочкам можно плакать, они могут эмоции испытывать, потом они вырастают и в будущей семейной жизни не могут найти общего языка. Он не умеет, он не знает, у него не было такого опыта. Ему все время наступали на это место, он и посочувствовать толком не может. Потому что он не научился, ему не разрешали испытывать самому. Ему не разрешали плакать, показывать эти эмоции. Важно, чтобы тебе в это время помогли, но он не знает, как это бывает. Вот почему это важно.

— А что вы можете сказать по поводу учебников? Как там затрагивается вопрос гендера?

— Сейчас происходят какие-то сдвиги в этом, это очень радует. Нужно сказать спасибо Министерству образования КР, потому что международные организации всегда так или иначе вставляли  в повестку как-то пытались продвигать вопрос гендера, но это все были частные проекты. Да и  общество всерьез это не хотело принимать. Сейчас в соответствии с новой стратегией образования, и в соответствии с новым порядком создания учебников и распространения появилась такая обязательная вещь как экспертиза учебников. Одна из этих экспертиз называется антидискриминационной, гендерной экспертизой. Была разработана методология этой экспертизы. Частично она базировалась на некоторых разработках, в рамках проекта “Программа развития сектора: Укрепление системы образования. В рамках проекта было создано пособие для авторов. И потом команда, которая делала методологию экспертизы, часть этого материала использовала, улучшила и сделала более удобной для экспертной работы. Были разработаны четкие индикаторы – это был важный коллективный труд.

— Так учебники уже есть?

Работа только-только завершена по индикаторам методологии. Специально было прописано, что эту экспертизу должны делать люди внешние, не из педагогического сообщества, а те, кто больше разбирается в гендерных вопросах и вопросах прав человека и дискриминации. Они не смотрят на научное содержание, они смотрят — насколько этот учебник унижает честь и достоинство, есть ли в нем стереотипы, проблемы равенства, содержит ли он, наоборот, что-то позитивное. Когда такая методология готовилась, делали экспертизу существующих учебников. В основном, там такой светофор: красный, желтый, зеленый. «Зеленых» учебников мало, практически нет таких материалов, эпизодически встречаются зеленые единицы/эпизоды на весь пул учебников. Красный цвет не многие получили, но есть и такие учебники – учебники, которые необходимо изъять из школ. Там напрямую есть высказывания или иллюстрации, которые унижают людей. Очень много претензий к учебникам по предмету «Человек и общество», к истории, к этике. В них очень много традиционных ценностей в самом негативном варианте. Если помните, скандал был с учебником по этике. Там картинка была девушки, которая в короткой юбке и курит. И стихотворение о том, какая она нехорошая. Такие иллюстрации сразу целую группу наших граждан, ставят в положение изгоев – как будто они не настоящие кыргызки, не патриотки, они, вообще, Бог знает кто….  и т.д. Но одно дело приучать детей к здоровому образу жизни, другое — учить осуждать людей, которые что-то, по их представлению, делают не так. Мало ли, какие бывают обстоятельства, по которым  люди курят. И курение пока у нас уголовно не наказуемо, и никто не проверял, как это связано с патриотизмом.

Вот если такого рода материалы в учебнике встретятся, нужно ставить на этих материалах красный цвет. И можно рекомендовать учителю обходить или сглаживать эту тему, не пользоваться данным параграфом. Но если учебник полон таких материалов – его намного проще заменить.

В настоящее время делается тест – каждый эксперт, кто считает, что может делать такую экспертизу, может подать свою заявку, пройти этот тест и, если получит соответствующий сертификат, то издательство может с этим человеком заключить договор. Потому что за экспертизу платит издательство, ответственность лежит на издателе. И лучше издательство потратится на эксперта, чем потом выявится в ходе экспертизы, что учебник этот не отвечает необходимым параметрам. Существует процедура согласования тех мест, которые не соответствуют индикаторам, представленным в Методологии. Эксперт с автором могут обсуждать и приходить к соглашению. Возвращаясь к оценке уже имеющихся учебников, могу сказать, что основная их часть получила желтый цвет, то есть можно ими  пользоваться, вреда особого нет, но и пользы, в плане воспитания равенства —  тоже нет. Ну, или в учебнике  нейтральное содержание —  оно более-менее традиционное. Но оно не такое страшное, чтобы его нужно было запрещать. Можно обойти через какие-то вещи.

— В новых стандартах образования гендер учитывается?

Ну как сказать. Я думаю, что когда экспертиза в полной мере заработает, то да. Авторы будут проходить отбор. Сейчас это как-то эпизодически. Например, в рамках проекта АБР (ПРСУСО)  когда разрабатывались стандарты, я из смотрела как гендерный специалист. Я, конечно, не могла сильно повлиять, но где можно было, я попыталась предложение какое-то сделать. Что в итоге утвердили, я, честно говоря, не знаю.

— А на уроках труда есть ли до сих пор разделение на мальчиков и девочек?

— Я сейчас не знаю, как это выглядит. Сейчас это не уроки труда, это называется «Образовательная область технологии». Я так думаю, что сейчас это в какую-то сторону больше сдвигается технологизации, уже во многих школах так. Учителей нет, мастерских нет. Девочек на машинах шить уже никто и не учит. Я как-то спрашивала у директоров, если девочка захочет на водителя, а мальчик шить? Ну они обычно не хотят, ответили мне. То есть запрета такого нет, но все удивятся. Если девочка пойдет водить — сильно не удивятся, а вот если мальчик, то, скорее,  повар. Из женских уроков труда – это  более-менее профессия, но к шитью отнесутся с большим подозрением.

— Если в самих семьях нет этой модели гендерного равенства, то нет ли риска того, что система образования не поможет?

— Я в этом смысле оптимист. Потому что реальность — она такая. Модели нет, но люди же не идиоты, они видят, что происходит, и все равно мы видим семьи, где мама в миграции зарабатывает, а папа остался с детьми. Ну и что? Вроде, нормально. Пока это какие-то единичные случаи, это дети тоже видят. Во-вторых, дети сейчас не так много времени проводят с родителями, с детьми, вообще мало  занимаются.  Очень многие вещи вне школы дети узнают из телевизора (или из компьютера и телефона). В этом смысле на школе лежит огромная ответственность — дети много времени в школе проводят, дети доверяют школе, и учитель должен научить их правильно отбирать информацию. Дети сейчас в этом смысле самостоятельные, и если они что-то не понимают, они стараются сами найти это. Поэтому очень многое зависит от того, какие критерии учителя будут им давать.

Начальная школа очень важна. Первая учительница — это та, кому доверяют так же, как и родителям и даже, быть может, сильнее. И в обществе ситуация будет меняться в зависимости от того, что будут говорить в школе и какие вещи будет продвигать школа. Все равно внешняя ситуация меняется, и это ведет к тому, что людям придется друг другу помогать, мужчинам помогать женщинам, а женщинам как-то приспосабливаться к мужскому миру разными способами. Или пытаться его менять. И дети все это видят. Здесь школа очень важна — как школа будет это показывать с раннего детства, что мальчики и девочки должны быть вместе, вместе решать любые проблемы, не конкурировать, а наоборот пытаться сотрудничать, но не разделяясь на жесткие роли и обязанности . Мне кажется, это важно во многих отношениях. Может быть, родители постарше, которые выросли в другой ситуации, сейчас еще этого не понимают, но те, кто моложе и, у которых дети еще маленькие, уже больше вовлечены в текущую реальность и будут сильнее влиять на изменение ситуации. Для тех, кто вырастет через 10-15 лет, гендерное равенство – это  просто будет вопрос выживания. Вполне может так оказаться, что не будет другого способа, кроме как учиться вместе как-то справляться со сложностями жизни.

— Как гендерный специалист что вы можете посоветовать мамам?

— Не делить детей в вопросах воспитания или привычек на мальчиков и девочек. Надо двигаться за ребенком: если есть желание, разрешать мальчикам переживать, быть мягкими, И наоборот — разрешать девочкам быть агрессивными, защищаться или даже нападать. Девочкам такого опыта, как правило, не хватает. Они не могут свое мнение отстаивать. Боятся показаться грубыми или не женственными. Иногда это надо делать. Иначе унизят и используют. Важно как ты умеешь использовать свою силу – это важно для всех. Необходимо уметь сопереживать и сочувствовать – это тоже важно для всех. Все дети важны, вне зависимости от того, мальчик это или девочка. Важно какие склонности у этого ребенка, в чем стоит его поддерживать, а с чем стоит бороться, если есть какая-то нехорошая тенденция. Важно, чтобы они были счастливыми. Счастливыми, благодаря своему собственному выбору, а не потому, что кто-то так решил, или потому что кто-то сделал им в жизни такой подарок.

— Возникают конфликты когда мама разрешает мальчику переживать, а отцы говорят нельзя плакать.

— С отцами намного сложнее работать. Девочкам вообще легче изменить роли, и общество гораздо терпимее  к этому относится. Достаточно посмотреть, как мы одеваемся — вы же не видите, чтобы мальчики в юбках у нас ходили. Девочки в брюках ходят потому, что это удобно, и никто на это уже лет 100 не обращает внимания, довольно быстро стало нормой. В этом смысле, мужские роли — они жесткие. Но и к опыту пап тоже можно обращаться по-разному, например, говорить: «Стали ли вы счастливее от того, что не плакали? Что для Вас значит «распускать нюни», вообще? Если вы хотите, чтобы человек научился справляться со своими эмоциями, дайте ему возможность пережить эти эмоции, пройти через это и потом, научиться что-то с этим делать. Если вы свои чувства  просто подавляете, просто вытесняете и не даете себе их испытывать, то никогда не узнаете, что с этим делать. Ваш ребенок будет во власти этих эмоций, а не наоборот. Он просто не научится ими управлять!» Очень многие случаи агрессивного поведения происходят из-за того, что мужчины не знают что со своими эмоциями делать. У них чаще такое поведение возникает и под воздействием алкоголя или каких других проблем, которые для мужчин более характерны. Но это не потому, что у них организм какой-то другой, а потому, что давление, с точки зрения нормативности, на них часто сильнее, чем на женщин. На женщин оно сильнее в одном месте, на мужчин в другом. Во многих семьях говорят: вот она работает, всю семью на себе тащит, а этот алкоголик на диване валяется. Это типичное рассуждение про современных мужчин. Еще говорят: вот мужчины забыли свое призвание, какими должны быть и т.д. Ну нет у него работы, он из-за этих гендерных стереотипов не может пойти устроиться уборщицей, он же мужчина, он не может подъезд мыть или пойти на какую-то другую работу, которых она три имеет, чтобы тащить всю семью. Да, он пьет, он не знает, как с этим справиться. Не научился.

— Гендерные стереотипы в обществе создают и социальные проблемы?

— Конечно. Понимаете, когда-то была ситуация, когда этот баланс соблюдался за счет экономической ситуации, да  и то — в очень определенных слоях населения. Рабочий класс никогда не жил в такой ситуации, чтобы женщина не работала. Это какая-то мелкая буржуазия нарождающаяся могла себе позволить. Когда капитализм стал развиваться, была такая недолгая возможность, когда патриархальная схема семьи и ее ценность могла совпадать с реальностью. А сейчас жизнь настолько двинулась вперед, что это стереотипное представление не догоняет реальность, не совпадает с ней и очень портит жизнь. Такие стереотипы, которые не совпадают с жизнью, вредны. Не все стереотипы вредны, но те, которые нам мешают развиваться, нам не нужны. Не надо абстрактно думать, что какие-то есть где-то идеальные мужчины, идеальные женщины, никому из людей заранее не предписано ничего ни женского, ни мужского. Просто все хотят счастья, все хотят реализоваться в личной жизни, реализоваться хотят и мужчины и женщины — в работе, в карьере, в детях и каких-то еще вещах. Но если женщина рожает ребенка (да, это так биологически) – это не значит, что ее жизнь и профессиональное развитие на этом должно закончиться или хотя бы прерваться на несколько лет… Если мужчина не может в настоящий момент найти работу и стать кормильцем – это не значит, что он ничтожество – у него есть много других способов поддерживать своих близких и продолжать находиться в своем поиске. Жесткое давление современной экономической ситуации должно учить нас не философии «старайся изо всех сил и побеждай!», оно должно учить нас солидарности и взаимопомощи. Только в этом случае наше общество будет двигаться вперед, а не скатываться назад, как то сейчас, к сожалению можно нередко наблюдать. Гендерное равенство и гендерная солидарность – это важнейшая часть такого движения вперед, а гендерное образование – это, на сегодня его главная надежда.

 

 

Поделиться

Комментарии